KHR: [Other]Wise

Объявление

Игрок недели
Other[Wise] wish you Happy Holidays!

News

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR: [Other]Wise » ⌊Giappone⌉ » 1.21. Аэропорт Нарита, кафе, 23 ноября 2011 [11:15]


1.21. Аэропорт Нарита, кафе, 23 ноября 2011 [11:15]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

◊ Место/обстановка:
Международный аэропорт, один из крупнейших в Токио, принимающий почти все внутренние рейсы.

◊ Участники:
Спаннер
Ирие Шоичи
Генкиши
Бьякуран
Юни
НПС

◊ Дата и время: пятница, 23 ноября 2011 года. 11:15
◊ Погода: лучи осеннего солнца освещают теплое и уютное кафе.

Конец ноября – время, когда свежее, морозное дуновение грядущей зимы ненавязчиво, но ощутимо касается серого асфальта, бетона, стекла и кирпича – всего, из чего вылеплен японский мегаполис. Лимонные солнечные блики, прозрачными пятнами расползающиеся по городу лишь изредка выхватывают ярким пятном курточку какой-либо школярки, еще совсем крошечной, не старше той голубоволосой девочки, которую Бьякурану пришлось оставить  в госпитале на совесть местных врачей. Не так уж сильно Джессо и выбивался на фоне каменных джунглей. Подумаешь, белоснежный, практически прозрачный на фоне здоровых коренных японцев, подумаешь, замерзающий, в тонкой форменной куртке Мильфиоре – по обыкновению напичканный самой навароченной аппаратурой, не рабочей на данный момент. Бесполезная, приметная одежда, вычурное кольцо, которое отказывается разговаривать со своим владельцем, огромное количество возможностей – все заблокировано этим миром. Словно кто-то перемотал пленку, возвращая босса в туда, где не существовало пламени предсмертной воли, к нему не приходили Червелло, а смешной рыжий Шоичи никогда не путешествовал по иным реальностям. Бледная, почти неуловимая усмешка – Бьякуран Джессо не знает, кто втянул его в этот странный круговорот мафиози, готовых грызть друг другу глотки за деньги и признание. Но он не может отказаться от возможности перевернуть этот мир с ног на голову, стереть с него грязь, оставленную следами ботинок тех ублюдков, которые превратили его дом в какое-то посмешище, нелепый и смешной фарс. Он, во всяком случае, попробует. Пусть у него отобрали способность к синхронизации со своими копиями в других реальностях, все же у него остались в наличии люди. Во всяком случае, Бьякурану хотелось верить в то, что растерянные и присмиревшие мафиози не рискнут проверить, чего стоит босс без кольца. Если закрыть глаза – то в густой черноте видны капли крови Блубел, если вслушаться в шум проезжающего транспорта – то в нем вполне различимо ощущаются слабые детские стоны. Дело одной секунды, той, которая определила, кто по жребию фортуны будет прощаться с жизнью на руках Урагана. Нет, такой смерти для себя босс не желал. По правде говоря, не желал вообще никакой, как и любой безумец, одержимый своей великой целью.

-Добрый день. Скажите, пожалуйста, как мне добраться до... аэропорта Нарита? – доля секунды уходит на то, чтобы припомнить название.

Знание языка выручало несказанно. А вот мысль о том, что он бросил Дейзи и Закуро в больнице, где они ни слова не поймут, пришла в прямом смысле слова светлую голову с опозданием. Там, конечно говорили на английском, но вот владели ли им подчиненные? Диковатый гранат – весьма сомнительно, исходя из того, в какой дыре его Бьякуран отыскал. А вот маргаритка... Не ясно. Белоснежный мафиози вообще имел довольно поверхностное представление об этом мальчишке. Как, впрочем, и о каждом своем Венке.

Задремать под мерный шум мотора и чудную азиатскую речь, расположившись на жестком сидении рейсового автобуса, помешал все тот же холод, противно покалывая бледную кожу тощего паренька. Как только сладкая нега накрывала усталое сознание, Джессо осознавал, что если он не пошевелится, то рискует промерзнуть до основания.
Погребальные Венки, за вычетом Блубел, Кике, Госта и Торикабуто. Не густо. Фальшивые погребальные венки, из которых на связь вышел только... Электрический Гамма? Еще лучше. А ведь если так подумать, то вряд ли людей выбросило в эту реальность бессистемно. Во всяком случае Бьякурану хотелось верить хоть в какую-то закономерность, уловив которую, получится вернуться в резиденцию, белоснежную, сладкую и теплую.

Примерно через час размышлений о ситуации и смысле жизни в целом, пятая точка сладко заныла от того, что ее обладатель наконец соизволил встать, услышав о том, что экипаж прибыл к аэропорту. Осталось только выяснить, где находится кафе с красной вывеской.

-Юни-чан, моя милая девочка, вот что тебе стоило прочитать его название?..

Хотя, все оказалось не так плохо: либо судьба-злодейка отвлеклась выпить чаю, либо  у нее существовал лимит гадостей, которыми она может одарить за одно утро. Не в этом суть. Суть даже не в том, что такой кафетерий действительно оказался в поле зрения белоснежного. В нем сидела подозрительно знакомая компания техников, что всегда и везде не от мира сего. И серьезная маленькая девочка. И не менее серьезный мечник.

– А вот он я. Цветов не нужно ~ – сладко протянул Джессо, радуясь заползаемому под драную майку теплу не менее, чем сидящим перед ним ребятам.

+3

2

Не прошло и десяти минут, как они, благодаря вмешательству Юни в ход событий, уже сидели в небольшом кафе возле аэропорта. Время тянулось медленно. Разговор не шел, и каждый думал о чем-то своем. Над компанией из четырех человек повисло молчание. Техномаг, озадачено глядя куда-то на самое дно чашки с ароматным горячим чаем, медленно перебирал в голове все произошедшие за сегодня события. День выдался слишком насыщенным. Причем не у него одного, что было заметно по лицам тех, кто был с ним рядом. Сейчас их всех объединяла общая проблема, но никто и знать не знал, что будет через секунду. Чего им ждать? На что надеяться? И, самое главное, что предпринимать? Сложившаяся ситуация требовала решения. Причем скорейшего. Но вся правда заключалась в том, что без Бьякурана им не сделать и шага. Потому Спаннер по-настоящему обрадовался, когда Юни удалось с ним связаться. Это была действительно отличная новость. Чем быстрее они разберутся со всем тем, что мешает Шоичи вместе с ним приняться за работу, чем быстрее будут созданы подходящие условия для их деятельности, тем лучше. Однако о моментальном разрешении вопросов мечтать даже не приходилось. Процесс обещал быть продолжительным и сложным. Не дай великий Ассемблер, всё это затянется. Через сколько они смогут вернуться обратно домой? Через неделю? Через месяц? Через год?

Блондин довольно горько усмехнулся собственным мыслям. В любом случае, им ещё можно было позавидовать. А вот тому парню... Кикё... Интересно, как он там, в полицейском участке? Охранник привязался к ним совсем некстати. Впрочем, механик Millefiore особо не волновался, прекрасно осознавая, из какого теста сделаны эти ребята. Мир мафии... кое-что в нем он всё же понимал, хоть и был от него далек. Но косвенное отношение – это ведь тоже отношение?

Осторожно посмотрев на несколько чертежей Системы, которые, как самое ценное, лежали на коленях у рыжего гения, Техномаг устремил свой взгляд на скрытого под плащом Ирие Мини Моску. Каким чудом их пропустили в кафе с этой штуковиной? Ну что ж, да, действительно, практически чудом. Опять же спасибо Юни. Что бы они без неё делали? Правда, его каждый раз весьма забавляло, когда она представляла их как молодых профессоров, поскольку он сам себя в такой должности вообразить не мог, и ему казалось это очень смешным. Всё-таки вид профессоров Спаннеру представлялся немного другим... Ладно, совершенно другим. И если Шоичи хоть немного на него тянул, то ему до профессора было так же, как пешком до луны. Однако он привычно молчал, наблюдая за всем со своим обычным флегматичным непроницаемым выражением лица.

Их просили ждать. И они послушно ждали. Других вариантов всё равно не было. Они же с самого начала искали Босса. И теперь им предстояло с ним встретиться. В другой ситуации блондин предпочел бы тихо отсидеться где-нибудь в уголке, занимаясь своими делами, а не встречаться с Бьякураном лицом к лицу, но нынешняя ситуация требовала совершенно иных методов и совершенно иного поведения. Ничего не попишешь, коли уж случилось такое...

«Если бы все конкретно знали, что это из-за эксперимента и разработок Ирие – его бы порвали на части,  – парень тяжело вздохнул, достав из кармана комбинезона интернет-навигатор и покрутив его в руках. – Но в тоже время, он единственный, кто может вытащить всех из этой задницы и вернуть всё на круги своя. Пожалуй, данная мысль должна хоть немного успокаивать и обнадеживать Шоичи. Пусть даже самую малость...»

Механику Millefiore было тревожно за друга. Особенно, зная его острое и болезненное отношение к собственным промахам и неудачам... А теперь ещё и настолько масштабным. Пробный запуск не удался. Пострадали... число, к сожалению, узнать пока что было невозможно. Впрочем, если бы Техномаг ещё некоторое время повозился со своим изобретением, попробовал бы его улучшить, то данные сведения собрать бы не составило особого труда...

«Используя уязвимость в спутниковой системе и электронной системе передачи  данных, открываются огромные перспективы для того, чтобы гаджет-шпион наиболее верно и наиболее точно детектировал «точки», которые являются носителями пламени предсмертной воли, – Спаннер задумчиво провел пальцами по сенсорному экрану коммуникатора. – Необходим просто некоторый частотный «усилитель», позволяющий обнаружить даже самый слабый сигнал пламени в любой точке мира... – он развернул леденец, припасенный им благодаря Мини Моске на самую трудную минуту, когда пытливому уму потребуется активная мозговая деятельность, и сунул его в рот. – Неплохо было бы, если бы ещё получилось распознавать «вид» носителя или несколько «видов», если данный объект использует не один тип пламени. Навигационная система позволила бы следить за перемещениями...»

Размышления блондина были прерваны знакомым голосом, отвлекшим его от полета собственной разошедшейся то ли на радостях, то ли от безделья фантазии. Впрочем, любую фантазию можно претворить в жизнь. Отметив про себя, что он ещё вернется к этой теме, парень оглянулся на звук. Бьякуран, как всегда, был крайне впечатляющ.

– Босс...

+3

3

Пестрая компания привлекла бы внимание в Италии, Британии, Франции, но не здесь. Не в стране, где кислотные цвета и обилие украшений – повседневный стиль в одежде, где яркий маникюр встречается даже у мужчин, где необычное для европейца – норма жизни.
Здесь, в Японии, они никак не выделялись из толпы, а скорее наоборот – были серым фоном для ярких группировок.
– Еще чего-нибудь? – обратилась официантка как будто только к голубоглазой брюнетке, потому что её спутники выглядели погруженными в себя.
Ирие сидел понурившись – у болели живот и глаза. Живот – от беспрерывного волнения, глаза – от того, что он уже несколько минут, не моргая, смотрел на часть чертежа. Он чувствовал, как непроизвольно сокращается мышца на левом предплечье.  Осознание того, что вся путаница происходит по его вине, медленно, но неумолимо проникало в его голову, мешая думать, мешая сосредоточиться на поиске реальных причин и ошибок в расчетах.
Как они могли попасть туда, где их никогда не было и где они никогда не должны были появиться?
Генкиши с непроницаемым лицом неподвижно сидел на своем месте. Он казался очень увлеченным чем-то, удаленным от внешнего незнакомого мира. На самом же деле мечник лишь пристально следил за двумя чаинками в своей чашке. Они кружились по спирали, иногда сталкиваясь, и постепенно замедляли свой ход… Ему до сих пор было трудно смотреть в честные глаза юной леди, которые никогда ничего не таили, смотрели всегда прямо, словно заглядывая в душу.
Лишь сама Юни сейчас выглядела жизнерадостно. Легкая и привычная улыбка по-прежнему была на её губах, когда она отвечала официантке:
– Капучино и лимонный чизкейк, пожалуйста.
Официантка улыбнулась в ответ и поспешила к другим посетителям.
Однако сидящие за столиком ненадолго остались одни. Сладкий до одури голос, как и любимый десерт обладателя, прервал молчание.
Призрачный мечник и Обладатель поддельного кольца Солнца Маре одновременно подняли головы.
– Бьякуран-сан!
– Бьякуран-сама!
В то же время с возгласом раздался неприятный скрип пола, оцарапанного ножками стула и шелест чертежей, забытых в порыве и скинутых на пол – Шоичи вскочил со своего места. Чувство вины вперемешку с радостью не дали ему сдвинуться дальше. Как же он был счастлив видеть Бьякурана, знать, что с ним все в порядке, однако теперь Ирие видел в лице Бьякурана для себя укор. Ему было больно смотреть в глаза Босса, сейчас он был слишком во многом виноват перед ним.
Лицо Юни почти не изменилось. Едва было заметно, что оно как будто застыло: невидимая жизнь, до этого момента словно освещавшая все вокруг своим светов, вдруг прекратилась. Улыбка чуть поблекла. Однако замешательство продолжалось недолго, лишь секунду, после которой все вернулось на свои места.
– Ты пришел, – было произнесено ею почти радостно.
Каждый успел подумать о своем, однако теперь всем казалось, что решение проблемы на шаг ближе: Бьякуран здесь, всезнающий Босс Мельфиоре в порядке, а значит ситуация уже не столь безнадежна.
Что же обо всем этом думает сам Бьякуран?

Порядок отписи:
Byakuran Jesso
Spanner
GM

0

4

Окинув взглядом компанию за маленьким столиком кафе, Бьякуран пришел к выводу о том, что расправь бы он сейчас сверкающие ангельские крылья за спиной – большего эффекта на присутствующих произвести не получилось бы. "Иногда просто нужно появиться в нужное время в нужном месте" – пронеслось в белокурой голове. Какая ирония: если со временем он более или менее успел определиться, ровно пять лет вперед, то с местом было куда сложнее. Джессо не интересовал тот адрес, который можно написать на новогодней открытке, куда любопытнее было бы попытаться выйти на контакт с "параллельным" сознанием. Вот только в отличие от своих венков, в полевых условиях белоснежный мафиози работать не привык. Процедура требовала полной концентрации и времени, а перспектива второй раз за день рискнуть своей драгоценной жизнью, пусть и ради того, чтобы поскорее отсюда выбраться, была малопривлекательной.
Босс Мильфиоре сел  рядом с малышкой Неро, так, чтобы техники, то бишь, самые крайние и виноватые в этой дерьмовой ситуации, оказались прямо перед глазами. Если бы не альбинизм, глаза лидера были бы небесно голубого цвета, но из-за недостатка пигмента полупрозрачная радужка не перекрывала окончательно кровеносные сосуды, от чего и получался тот самый редкий и ненатуральный розово-фиолетовый цвет. Бьякуран молча  переводил взгляд с явно нервничающего Шоичи на озабоченного Спаннера, и обратно. Больше всего он боялся увидеть искреннее невинное удивление на их лицах – это бы означало то, что систему никто не трогал, и "оно само" сломалось, или вообще поиски причин шли по неверному пути.
Вдоволь наиграться в гляделки с подчиненными помешала официантка, поставив рядом с Юни-чан кофе и маленькую тарелочку с пирожным. Навязчивое видение трупа наркомана у фонтана, окровавленного тельца Блубел и больничной атмосферы в целом, отбивали чувство голода даже у Джессо, что впрочем не помешало ему заказать чашечку кофе, попросив сделать его послаще.
Тихонько вздохнув, белоснежный подпер голову кулаком и с плохо скрываемой улыбкой на лице спросил:
-И как вы это умудрились устроить?
Исследования характеристик пламени колец Маре проводились уже полтора года в условиях строжайшей секретности. Данные о возможности конструирования на их основе принципиально нового оружия, способного дать преимущество перед остальными семьями, имели первостепенное значение, возможно даже более важное, чем технология создания идеальных генно-модифицированных чудовищ, не человечески выносливых элитных солдат – Истинных Погребальных Венков. Только вот в первом случае ошибки привели лишь  к гибели нескольких подопытных экземпляров, на которых тестировались изобретения. Сейчас же неточность, запрятавшаяся среди четких линий чертежа, ставила под удар наиболее значимых членов Мильфиоре, что в перспективе могло отрицательно сказаться на положении амбициозной семьи итальянской мафии.
Джессо запустил руку в карман и положил перед собой на стол одолженный у Юни мобильный телефон. С того момента, как ему пришлось покинуть госпиталь, прошел уже не один час, но судя по всему  адекватного и своевременного доклада от Закуро о состоянии Блубел можно было не ждать до тех пор, пока бумажка с номером телефона не вывалится у него случайно из кармана.
А еще где-то уже два часа как Кике зависает со стражами порядка...
Нет, вопросы нужно решать в порядке очередности, иначе голова на радость многим просто треснет от количества требующих внимания моментов.
Итак, экспериментальная система.

0

5

В жизни так случается, что иногда ситуации кажутся абсолютно безвыходными. Но стоит только чему-то произойти, как всё меняется. Для того чтобы сдвинуть что-то с мертвой точки, необходим своеобразный толчок. Таким толчком для них сейчас было появление Бьякурана. Потому вместе с приходом босса появилась  и надежда. Надежда на успешный исход. Однако не следовало уж слишком обольщаться. Ведь если они вместе с Шоичи не справятся с поставленной перед ними задачей, а такое вполне возможно, то ничего хорошего можно не ждать. К тому же, на этот раз дело обстояло намного сложнее, чем в прошлый. Для начала следовало  найти ошибки в программном обеспечении и во всей физической архитектуре Системы, затем проанализировать их и на основе полученных данных воссоздать Систему заново, но уже в таком виде, чтобы можно было вернуть всех попавших в этот мир в результате получившегося сбоя и энергетического скачка, обратно туда, где им положено быть, причем с наименьшим временным искажением. Не так уж и просто, не правда ли? Особенно учитывая то, что количество «пострадавших» на данный момент оставалось неизвестным, да и их местоположение тоже. Плюс ко всему прочему не было ни денег, ни материалов, ни помещения, ни других условий для того, чтобы техники принялись за работу. И если взять и реально так посмотреть на вещи, то их положение было плачевным. То есть полная задница. А кто виноват?

Спаннер спрятал навигатор в карман и посмотрел на Ирие, который был настолько взволнован, что, подорвавшись со стула при виде Бьякурана, даже развалял драгоценные три чертежа по полу. Парень молча вздохнул, еле заметно покачав головой, и быстро подобрал важные бумаги. Под столом им точно было не место. Информация, содержащаяся в них, слишком опасна. Она способна изменить многое, перевернуть всё с ног на голову, несказанно повлиять на чужие жизни. Техномаг уже в этом успел убедиться. Да ещё и на своей собственной шкуре. Однако злиться за подобное происшествие на своего товарища он не собирался. Пускай негативные эмоции останутся кому-нибудь другому, кто на это способен. А ему сейчас совершенно иным нужно заниматься. Да вот только...

Умастив поудобнее на коленях свой любимый черный ноутбук и чертежи, механик Millefiore ответил на привычно-сладкую странноватую улыбку босса своим привычно-спокойным мало эмоциональным выражением лица. Вопрос был поставлен четко и ясно. Следовало отвечать. Но единственный, кто знал все детали и мог наиболее точно, верно и адекватно объяснить ситуацию Бьякурану, находился в таком состоянии, что даже Спаннер не выдержал. Нельзя было бросать бедного Шоичи без поддержки. Хоть он и не лез никогда первым, не бросался особо в глаза и вообще предпочитал позицию «Не шалю, никого не трогаю, починяю примус», однако на этот раз пришлось немного отказать себе в привычке, даже, несмотря на то, что он и вовсе был тут ни при чём.

– Мы пока не выяснили, ошибка это в коде программного обеспечения или же неверная аппаратная архитектура, – предпочел он перейти сразу к делу, тонко избежав конкретного ответа на заданный вопрос. – Возможно, причина и в том, и в другом, – блондин пожал плечами, ведь он не видел всей структуры экспериментальной системы, потому ручаться за что-то одно было сложно. – Нам надо всё внимательно изучить.

«А это не так уж и просто в нашем положении. Особенно учитывая то, что всеми данными и всей информацией владеет один  Шоичи. Из общедоступной документации в наличии только три несчастных чертежа. Но и они сейчас дороже всего на свете. Остальное придется создавать в процессе. Да и ещё мы не знаем всех нюансов случившегося. Исправлять ошибки всегда сложнее...»

Парень перевел взгляд на Ирие. Как правильно, в любом случае получает обычно тот, кто начинает первым. И в их ситуации подобный расклад был бы самым наилучшим. Техномаг не являлся столь восприимчивым человеком, как глава базы Мелоне – то бишь свои провалы, свои промахи и свои неудачные эксперименты он переживал гораздо спокойнее, даже если ему при этом высказывали недовольство в весьма грубой и нелицеприятной форме. Но от Бьякурана грубости ждать точно не стоило. У него совсем другой подход. И на этот подход лучше было не нарываться. Правда, Шоичи на данный момент особо ничего и не грозило. Потому что глупо было бы его «наказывать», ведь он единственный, кто мог вернуть всё на круги своя. И босс Millefiore должен был это понимать как никто другой. Если что-то случится с этим рыжим гением, то получится совершенно не весело. А очень даже грустно.

Но, так или иначе, Спаннеру не нравилось просиживать в бездействии. Предстояла интересная и сложная работа. А говорить он был не мастак. Зато когда дело касалось каких-то конкретных действий в сфере технологий, то лучшего специалиста было не найти. Он всегда относился к своему занятию с любовью. И сейчас относится. Выкладываться по полной, что может быть лучше? Положение вещей для него не столь важно. Лишь бы была возможность заниматься тем, что ему по душе. И какая разница в каком мире? В этом или в том...

+2

6

Атмосфера в кафе, не смотря на обилие народа и некую суматошность, оставалась вполне теплой и будничной. Все же приятный аромат кофе, спокойный взгляд лиловых глаз и незатейливая попсовая мелодия на фоне располагали скорее к деловой или дружеской беседе, но никак не к напряженному разговору. Однако рыжий гений продолжал  нервно теребить уголки чертежей и постоянно сглатывать, в надежде, что это хоть как-то поможет расслабиться и избавит беднягу от болей в животе. Время шло, но легче не становилось. Взгляд неосознанно скользил по помещению, переключаясь с одного лицо, на другое, словно ища поддержки: Юни, казалось, была пропитана теплотой и спокойствием, с аппетитом поглощая лимонный чизкейк, осторожно, беря в маленькую чайную ложечку совсем немного. Ее мягкая аура немного разбавляла волнение и беспокойство, а может и не совсем понятный страх пред этими лиловыми глазами…

Генкши не выдавал никаких эмоций. Его лицо оставалось неизменным,  немного надменным. Губы были поджаты и вытянуты в тонкую линию, но глаза, бесспорно, выдавали эмоции владельца. Это неподдельное восхищение, эта собачья преданность, направленные альбиносу. Быть может правда, что шавка, подобранная с улицы, никогда не уйдет от того, что протянул ей лакомство.

Времени молчать и оттягивать решающий момент – не было, Бьякуран обладал в действительности ангельским терпением, но отнюдь не бесконечным. Но, а что было говорить? Собственно, нечего, пока нечего. Вина за случившееся не давала толково сосредоточиться и верно оценить ситуацию, не то, чтобы ее исправление. Расшалившиеся нервы не позволяли понять, даже где они сейчас находятся, и то, что вокруг, это явно не их измерение. Поправив сползшие почти к самому кончику носа очки, Шоичи еще немного помялся, подбирая нужные слова, что было не так просто, учитывая весь бардак, что творился у него в голове.  Дыхание сперло, и в горле непроизвольно встал «ком», не давая словам выходить связно.

– Я… Бьякуран-сама… Черт… – зажмурившись и собравшись с духом, паренек все же смог выдавить из себя нечто более связное и интересное к обдумыванию, – Я пока еще не разобрался, что конкретно произошло и где именно была ошибка. Насколько мне известно, перебросило почти всех, кто обладал каким-либо из видов пламени, а значит, мы здесь не одни… Но я понятия не имею, где могут быть остал… – на этом слове он все же запнулся, чувствуя, как резкая, более сильная режущая боль пронзила и без того исстрадавшийся живот. Скукожившись и наклонившись почти к самому столу, бедолага смолк, не замечая даже, как с глухим стуком на стол спали очки.
Они здесь были не одни.

0

7

Белоснежный мафиози повел плечами, чтобы хоть как-то сбросить напряжение, сковавшее спину. Пусть он и старался выглядеть как сумасбродный и все давным давно распланировавший на три недели вперед псих, ситуация слегка напрягала. Забавно было в такой момент оказаться именно в аэропорту – месте, куда стекается народ со всего света, чтобы тут же исчезнуть из этих стен, так никого не запомнив и не разглядев. Здорово было бы подойти к билетным кассам и просто сказать: "на ближайший рейс в наш мир, пожалуйста". За соседним столиком девочка лет четырех капризничала, требуя от матери купить ей что-то другое. Сложно сказать, какой это был язык, но Бьякуран был более чем уверен, что того, чего желает эта малютка, просто не существовало в меню. Как и билетов на его рейс.
Тонкие прохладные пальцы легли на едва теплую ладонь университетского товарища, без суеты и лишних слов. Будь то просчет в экзаменационной работе, свидание с барышней или же отчет перед боссом, Шоичи всегда вот так нервничал, до рези в животе. И никогда ничего не мог с собой поделать.
– Каким-либо видом пламени?..
На какое-то мгновение к усталости во взгляде примешалась доля растерянности, а может и просто задумчивости. Классических видов пламени было не так много: небо, ураган, дождь, облако, солнце и гроза. Существовали еще какие-то экзотические, но с ними Джессо не сталкивался, во всяком случае лично.
– Если сюда перебросило всех, то ничего действительно страшного не произошло, – едва шевеля губами произнес Бьякуран, все еще что-то прокручивая внутри себя. – Главное, успеть найти эту ошибку до того момента, как босс Варии найдет виновных.
Альбинос кривовато усмехнулся, представляя себе элитный отряд убийц в этот момент. Мысль о том, что свирепые головорезы растерянно топчутся на месте, пытаясь найти крайнего, его немного развеселила.
– Если бы не ошибка системы, мы бы не встретились с Юни-чан, – как можно беззаботнее улыбнулся Бьякуран, потрепав девчушку по плечу. За последние минут двадцать он только и делал, что дотрагивался до нее, словно боялся, что в какой-то момент принцесса снова испарится.
Для того, чтобы перепроверить всю систему требовались время и безопасная, спокойная обстановка. Ни за первое, ни за второе, Белоснежный босс поручиться не мог.
– Юни-чан, моя девочка, – как можно ласковее начал парень, глядя на чуть подросшее сокровище, – ты не знаешь, где могли бы остановиться на некоторое время твои друзья?
"...А потом я заберу тебя домой. Хочется тебе этого или нет." Вслух о таком было говорить рано.
Сладкий теплый кофе приятно согревал горло, напоминая о базе, где ему подавали точь-в-точь такой же. Каждой своей клеточкой Бьякуран ощущал, что приложил к глюку системы и свою костлявую руку. Два комплекта колец, которые постоянно приходилось менять, для того, чтобы Шоичи не догадался, что его как Хранителя Солнца его лучший друг просто напросто продублировал. От одной мысли об этом голова начинала невыносимо болеть.
– Спаннер, сколько времени может занять поиск ошибки?
Сколько бы не понадобилось, боссу придется обеспечивать их безопасность до переправки обратно. Пока эту работу Бьякурану удавалось делать на редкость халтурно.  Что поделаешь.

+1

8

Пока шел разговор между Бьякураном и Шоичи, Спаннер молча сидел на стуле и переводил спокойный взгляд своих зеленых глаз то на одного, то на другого. Правда, нормальным разговором это трудно было назвать. Ирие безумно нервничал, до колик в животе, и не мог связать даже пары нормальных фраз, потому всё объяснение ситуации, которое должно было быть довольно масштабным и содержательным, превратилось в нечто рассеянное и сумбурное, словно произносимые слова принадлежали не талантливому и успешному специалисту в своей области, а неуверенному юнцу-первокурснику технического университета. Впрочем, рыжему гению всегда было трудно справиться со своим волнением и эмоциями. Синхронно с трясучкой Шоичи белоснежный босс Millefiore неожиданно превратился в оптимиста и изо всех сил старался как-то подбодрить своих подчиненных, что весьма по-разному реагировали на произошедшие изменения в их жизни и их реальности, однако каждый сошелся во мнении, что положение у них не из лучших. Потому сахарный тон Бьякурана сейчас вряд ли мог чем-то особо помочь. Они все были заложниками сложившихся обстоятельств. Даже он. Но доверять ему и полагаться на него от этого меньше не стали. На каждого была возложена своя ответственность.
Отвлекшись от босса и своего товарища, техномаг посмотрел вначале на Генкши, а затем на Юни. Почему-то он чувствовал себя тут совершенно лишним. Конечно, это прозвучало бы очень забавно, надумайся он сказать такое вслух. И всё же... Ирония иронией, а факт оставался фактом. Переместившихся между собой связывало хотя бы наличие пламени. Любого пламени, как сказал уже Ирие. Спаннер же подобными способностями не обладал, и взяться им было неоткуда. По сути, это ведь не его состязание, однако он в нём участвует. Как механик Millefiore оказался здесь, известно лишь одному багу экспериментальной системы. Оставалось только надеяться на то, что он единственный такой и неповторимый в своем роде обычный человек, которого перекинуло в этот мир. Иначе будет совсем не весело. Поскольку обратно их может и не вернуть. Даже если взять в расчет непосредственную близость техномага к экспериментальной системе во время скачка, то нет никакой стопроцентной гарантии, что это сработает и во второй раз. В любом случае, отследить тех людей, кто не наделён силой пламени, невозможно, следовательно, и собрать их всех воедино также не получится, потрать ты на это хоть всю свою жизнь. Блондина осенило такими мыслями ещё до прихода Бьякурана, пока он потягивал горячий чай и обдумывал сложившуюся ситуацию. Однако очень хотелось верить в то, что не всё настолько безнадежно и проблема коснулась лишь тех, кто обладает способностями. По крайней мере, их хотя бы можно было обнаружить с помощью навигатора. Но, в тоже время, если хорошенько прикинуть, то они даже толком не знают и не представляют, в какой мир попали и что творится вокруг. Всё это весьма опасно.
Спаннер повернулся к боссу, заслышав вопрос, который тот внезапно адресовал ему. Впрочем, оно и понятно почему. Задавать его главе базы Мелоне сейчас было абсолютно бесполезно. Лучше чуть позже, когда тот более-менее придет в себя.
–  Хм, не могу сказать точно, но если Шоичи посвятит меня в нюансы своей работы, если у нас будут материалы и мастерская, то дело определенно пойдет быстрее в несколько раз, – ответил он прямо и открыто, как всегда.
Однако на данный момент у них не было ничего. Хочешь, не хочешь, а придется начинать практически с нуля. Единственный плюс – Ирие хорошо помнил всё, что когда-либо создал. А уж составляющие системы и подавно. Это ведь последний его проект.
«Интересно, сколько он, вообще, потратил на него времени? Боюсь, что такие сроки никого не устроят. У нас нет в запасе вечности и нет права на ошибку. Спешка не пойдет нам на пользу. Но работать без пинка и стресса, мы, видимо, тоже не способны...»
Механик Millefiore перевел взгляд на своего товарища.
– Суть идеи Шоичи я уловил и в каком направлении необходимо двигаться тоже. Можно ли как-то организовать нам помещение, чтобы мы взялись за восстановление экспериментальной системы? – не оставшись в долгу, задал он ответный вопрос Бьякурану. – Пока сойдет любая более-менее просторная комната, для начала нам надо хотя бы сделать все чертежи и обсудить аппаратную конфигурацию. Потом перейдем к первичной стадии написания комплекса программ и устранения ошибок их совместимости. По окончании данного этапа понадобятся сменить локацию на какую-нибудь большую лабораторию, чтобы можно было двигаться дальше.

0


Вы здесь » KHR: [Other]Wise » ⌊Giappone⌉ » 1.21. Аэропорт Нарита, кафе, 23 ноября 2011 [11:15]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC