KHR: [Other]Wise

Объявление

Игрок недели
Other[Wise] wish you Happy Holidays!

News

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR: [Other]Wise » ⌊Giappone⌉ » 1.25. Парк Синдзюку, 23 ноября 2011 [10:40]


1.25. Парк Синдзюку, 23 ноября 2011 [10:40]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

◊ Место/обстановка:
Посреди самых высоких многоэтажек Токио, среди административного центра и главного торгового района Токио, как распустившаяся ранней весной почка на ветке еще голого дерева, раскинулся парк Синдзюку. Он не зря зовется Императорским, построен Синдзюку-Гёэн действительно с королевским размахом. Парк кажется огромным даже искушенным любителям дальних прогулок и красивых местечек. Оттого коренные жители Токио нечасто приходят сюда без фотоаппарата, что уж говорить о туристах.
Одна из особенностей Синдзюку-Гёэн, которому уже более 100 лет,– он  разделен на отдельные части – район английского парка с громадными старинными клёнами и открытыми пространствами, сегмент японского с встроенными ручейками, китайского с чайной беседкой, где вы можете не только купить но и попробовать целебный горный чай, французского парка с идеально ровными  рядами деревьев и  подстриженными  в форме геометрических фигур клумбами.
Сейчас в парке проходит выставка живых  Роз самых невероятных расцветок, так же Недалеко от теплиц находится буддистский храм Тайсодзи, где пожилые жители Токио проводят огромное количество времени, медитируя или наслаждаясь пейзажем.

◊ Участники:
Расиель
НПС

◊ Дата и время: пятница, 23 ноября 2011 года. 10:40
◊ Погода: на улице довольно свежо, холодный ветер гонит тяжелые серые тучи на юг, а солнце практически не выглядывает


Среди оранжерей парка есть одна площадка, на которой служители храма Тайсодзи показывают людям, что они могут летать. Тысячи туристов, попробовавших "левитацию", готовы поклясться в том, что на самом деле парили в невесомости и даже самые отъявленные скептики не могут утверждать, что в этом чуде есть своя горсть жульничества.
Там, где творят чудеса напоказ, зевакам довольно сложно заметить что-то кроме того, что у них под носом. И даже если какой-то ребенок увидел странного долговязого блондина, приземлившегося на пятую точку под раскидистым, хоть и голым в ноябре месяце деревом, то он все равно посчитал, что так и было задумано.
-Мама, мама, смотри какой! У него корона как у девчонки!!!
Мамина радость трех лет отроду даже подпрыгнула пару раз, со всех сил дергая край серого пальто японки, чтобы привлечь ее внимание, но женщина лишь шикнула на ребенка, чтобы тот не смущал пришедших криками.

Мягкой посадки, Ваше Величество.

Отредактировано Maschera (10 декабря 22:03:11)

0

2

Лимузин марки «Линкольн», чёрного цвета, с правительственными номерами, быстро ехал по ночным улицам, столицы Италии – Рима. На его заднем сидении располагался молодой аристократ, принадлежащий к известной в определённых кругах «семье» – Мильфиоре. Он возвращался из Сполето – небольшого городка на юге Италии, после удачно заключенной сделки – ему удалось заставить подписать Альфредо Перуджино – мэра этого города, одно соглашение, очень важное для Мильфиоре. И сейчас, довольный собой, он возвращался в свой замок. Отгородившись бронированной перегородкой от водителя, он сидел в обитом дорогой, натуральной кожей салоне, в гордом одиночестве, и, постепенно, осушал уже второй бокал марочного мартини, с равнодушным видом уставившись в темноту, за окном автомобиля. Внезапно, он вспомнил один рассказ, прочитанный им недавно. Автора он не помнил, но рассказ назывался «Невадский газ», в нём речь шла о такой же машине как у него, там этот автомобиль называли душегубкой, поскольку использовали для убийства важных персон, неугодных мафии, с помощью ядовитого газа, который пускали, в закрытый и изолированный от водителя салон. Ему стало не по себе, он подался вперёд, нажав на кнопку опускания перегородки, на секунду у него возникла мысль, что перегородка останется не подвижной, но она плавно и почти без шума начала опускаться. Водитель повернул к нему голову, и спросил: «Что случилось, синьор?». Расиель, а именно так звали молодого аристократа, сказал ему: «Поезжай напрямую через квартал Капуцинов, так быстрее», и, снова, поднял перегородку, мягко откинувшись на кожаное сиденье, расслабился и понял, что ничего его жизни не угрожает. Сейчас этот странный приступ паранойи казался ему абсурдным, но он был сторонником идеи, что лучше перестраховаться, чем быть убитым.

Расиель сидел и дремал, опьянённый двумя бокалами мартини и длинной дорогой, как вдруг в полусне он услышал жуткий скрежет и визг тормозов, почувствовал сильнейшую боль от удара головой, он открыл глаза, но увидел только яркую вспышку света, и тут же погрузился в темноту, потеряв сознание. На следующий день по всем итальянским каналам была только одна новость – прошлой ночью на автостраде «Винченца» произошло страшное дорожно-транспортное происшествие с участием большегрузного треллера и автомобиля (это удалось установить по его номерам) принадлежащего известному мафиози по клички «Король». В аварии погиб его шофёр и получил незначительные повреждения водитель грузовика, тело самого «Короля» так и не было найдено.

Пробуждение было отнюдь не самым обычным, в голове неприятно шумело, а ослабленное тело отказывалось подчиняться. Почувствовав под собой ковёр из опавшей листвы, глаза его с трудом приоткрылись, он не понимал, где находится, и всякий раз, когда пытался вспомнить, что произошло, голова начинала раскалываться от боли. Осознав, что лежит на земле, Расиель тут же попытался подняться, но сил хватило лишь на то, чтобы занять сидячее положение, облокотившись на расположенное неподалёку дерево. Небо было покрыто плотными, серыми облаками, сквозь которые не пробивался, не один лучик солнца. Взор его скользил по оголённым верхушкам деревьев, было ясно, что уже поздняя осень. Так, парень, просидел пару минут, постепенно, приходя в себя, после чего, всётаки, поднялся на ноги, одной рукой придерживаясь за могучий ствол дерева, покрытый шершавой корой. В памяти мерно всплывали обрывки недавнего прошлого, и  эта ужасная авария в конце, но произошедшие ранее никак не вязалось с тем местом, где он сейчас находится. Расиель осмотрелся – вокруг были разнообразные оранжереи, разделённые перегородками, на местные и экзотические виды. Ухоженное пространство определённо являлось территорией парка, со всеми этими асфальтированными дорожками, ограждёнными клумбами и лавочками для посетителей, он понял, что находился в японской его секции. Аристократ претенциозно отряхнул свою одежду, сам факт того, что он оказался на земле, считался недостойным его величества «Короля». Решив разведать обстановку, он вышел на дорогу, и направился вперёд.

Идя по дороге, он встретил молодую женщину, с ребёнком на вид, которому было не более трёх лет. Этот ребёнок позволил себе посмеяться над ним, тут же в голове у Расиеля мелькнула мысль, что было бы не плохо убить ребёнка и его мать, но поскольку местность была незнакомая и он не совсем понимал, где находится, и как тут оказался, счёл за нужное – не обращать внимания, и просто пошёл дальше. Внешне это было не заметно, он, лишь слегка, покривился лицом, но в душе у него бушевала настоящая буря – из злости и ненависти к этим людишкам, посмевшим посмеяться над ним. Он прошёл мимо площадки в центре этой секции, там собралось много людей, смотревших на представление каких-то фокусников. Не обращая на всё это внимания, он продолжил свой путь, далее в глубину парковой секции.

+1

3

В Японии, стране, где красота и гармония природы ценится, как нигде в мире, расположено огромное количество парков. В Токио, где их не менее семи тысяч, самым красивым считается парк Синдзюку Гиоэн. Достопримечательности всегда многолюдны, особенно, если упоминания о них находятся в любом туристическом проспекте. Порой складывается впечатление, что людей здесь больше, нежели растительности, однако оно было ошибочным. 

С одной стороны здесь было безумно красиво, однако слишком шумно, людно. Усталость в таких местах появляется особенно быстро, и даже картинной красоты виды не могут скрасить столь суетливую атмосферу. Кричащие дети, заливающиеся и будто захлебывающиеся в собственном шуме, о что-то громко и весело обсуждающая молодежь, постоянные вспышки фотоаппаратов и звуки фотокамер. Все это осталось для Расиеля вот за тем поворотом, словно отгороженное густым переплетением ветвей.

Хищники выбирают места спокойнее, они не любят глупой суеты и спешки. Такэда Коичи, тридцатилетний японец среднего роста и сложения, неторопливо пил кофе из пластикового стаканчика. В невзрачном, рано начавшем лысеть мужчине сложно было заподозрить хозяина сети аптек, занимающегося продажей "левых" таблеток, не обремененных таможенными пошлинами и прочими узаконенными видами грабежей. И уж тем более не скажешь, что каких-то лет пять назад этот форменный бизнесмен наводил шороху на ночных улицах.

Сейчас же, нервно постукивая короткими не очень красивыми пальцами по коричневому пластику стакана, он перебирал в голове вторую сотню причин из-за которых барышня может на сорок минут опаздывать на свидание к нему. Сто пятьдесят восьмую Ками решил продемонстрировать ему более чем наглядно, вписав в его неприметную фигуру какого-то белобрысого фрика с короной на голове. От чего едва теплый каппучино сладкими липкими пятнами расплескался по черной плотной ткани отнюдь не дешевого пальто.
– Вот какого хрена? Не видишь, куда прешь? – с виду неказистая рука сжалась на локте крон-принца с такой хваткой, что позавидовал бы и бульдог.

0

4

Расиель, всё дальше удалялся, от утомляющей его, парковой суеты. Не любил «Король», бывать в таких людных местах, они его напрягали, и злили. Эти людишки, были похожи, на суетливых муравьёв, и ему хотелось, их всех раздавить. Свернув за угол, он взял с рекламной стойки, парковский буклет. Внимательно рассмотрев, и прочитав его, он понял, что находится в парке Синдзюку, который находился в столице Японии – Токио. Надо было отметить, что буклет был напечатан полностью на японском, но благодаря, своим знаниям различных языков, он прекрасно понимал, о чём там идёт речь, хотя, его разговорный японский, был весьма плох. Его удивлению, не было предела, более того, он был даже шокирован, только что узнанной информацией, а когда, увидел год издания рекламного проспекта, подумал, сначала, что должно быть, это какая-то шутка, либо опечатка, но за тем, стал догадываться, что, это может быть правдой, и он каким-то, странным образом, оказался в будущем. Он задумался, что интересно сейчас, происходит с его поместьем в Италии, и жив ли, его верный дворецкий Ольгерд. От этих мыслей, ему стало ещё грустнее, и неприятнее, в душе. Не сказать, чтобы он, особенно, беспокоился о нём, скорее, его волновала собственность, за которую тот, в его отсутствие, отвечал. Его эгоистичной душе были чужды заботы, о ком либо, кроме себя.

Хотя, важнее, сейчас было другое, как ему отсюда, скорее выбраться, и вернуться домой. Для этого, ему надо было, побыстрее, выйти из этого парка (благодаря брошюре, он теперь знал, как пройти к близлежащему выходу), а без неё, он мог ходить здесь целый день, поскольку парк был очень большой, и запутанный. После этого, достаточно, было поймать такси, и ехать в ближайший аэропорт. Посмотрев буклет, он уже направился туда, куда ему было надо, пройти, как вдруг, почувствовал, на себе, чьи-то пристальные взгляды. Резко обернувшись, он увидел двух молодых девушек, по виду, это были японки, очень экстравагантно, и нелепо одетые. Он нахмурил брови, но, услышав то, что они, ему говорят, изобразил на лице, полное недоумение. В его голове тут же пронеслось: «За кого они меня принимают, за персонажа, какого-то мультфильма, или компьютерной игры?!». Но тут же вспомнив, что он, одет весьма неподобающе, для его нынешнего положения, ему стало, немного не по себе. Между тем девушки, не дожидаясь его ответа, начали фотографироваться, вместе с ним, и одна из них, наверное, самая наглая, даже, схватила его под руку, что вызвало, крайнее возмущение, с его стороны, и он грубо, отдёрнул руку, от чего девушка, потеряв равновесие, громко вскрикнув, упала. Некоторые, проходившие мимо, посетители парка, сразу же, обернулись, в их сторону, но он, не обращая, на них никого внимания, быстро зашагал прочь.

Он шёл быстро, и несмотря, по сторонам, стараясь, как можно скорее, уйти из этого, неприятного места, как вдруг, увидел лысеющего мужчину, средних лет, пившего кофе, у стойки с напитками, при этом, он стоял так вальяжно, что преграждал путь, многим прохожим, и люди были вынуждены, обходить его. Кронпринц, был так зол, что решил, выплеснуть свою злость, именно, на него, но если бы он знал, кто этот непримечательный человек, то не стал бы, этого делать. Расиель, грубо крикнул ему: «Уйди с дороги!». Незнакомец, медленно смерил его взглядом, и ничего не ответил, принц подумал, что его, либо не расслышали, либо не поняли, и двинулся, прямо на незнакомца, нарочно задев его локтем, от чего тот, облился, своим же кофе. Без всяких угрызений совести, Расиель готов был идти дальше, как вдруг, внезапно, почувствовал твёрдую хватку, на своём локте, и с удивлением обернувшись, замер на месте. Незнакомец гневно прокричал прямо ему в лицо, по поводу того, что тот идет, не разбирая дороги. Недовольно покосившись на чужую руку, сжавшуюся на его предплечье, а потом на самого неизвестного мужчину, Расиель, с наглой ухмылкой на лице, вплотную, приблизился к незнакомцу, ткнув тому в бок пистолетом, который был у него спрятан под мантией (надо сказать, он всегда носил с собой оружие, поскольку его «профессия», к этому обязывала), при этом, шепнув ему на ухо: «Лучше отпусти меня, плешак, или иначе, окажешься с пулей в брюхе», и сильнее надавил пистолетом, так, чтобы тот, ощутил всю его тяжесть.

0

5

Коичи более чем прекрасно помнил это ненавязчивое прикосновение ствола к телу. Как и то, что хранение огнестрельного оружия гражданскими лицами в Японии – уголовное преступление. Видать эта пшеничная голова дружила с законом так же трогательно, как и сам Такэда. На какое-то мгновение он ощутил как тяжело сокращается сердечная мышца, гулко выталкивая в артерии саму жизнь, ту самую, которая сейчас может оборваться как прогнившая нитка в мешке. Всего каких-то семь граммов свинца.

Пальцы, цепко обхватившие локоть наглеца медленно и без лишних глупостей ослабили хватку, но остались на своем месте. Все же пролитый кофе был не поводом прощаться с жизнью, не такой уж шикарной, какой она виделась лет десять назад, но все же вполне достойной.

Черные глаза Коичи напряженно вглядывались в лицо чужака. Резкий, тощий, длинный, встреть бы его где-нибудь раньше, узнал бы без промедления. Уж слишком он был не похож на тех, кто был по его сторону.
– Будем считать, что ты просто не понял, с кем сейчас разговариваешь.

Более или менее значимой фигурой в структуре Кагеши Такэда не был, более того, в силу природного чувства собственного места в этом мире, таковым себя даже не считал. Но все же если каждый забугорный щенок станет тыкать в него пистолетом, то японскую мафию даже мальцы в пеленках будут высмеивать. А Тени Смерти за годы почти что векового господства привыкли несколько к другому обращению.

Только в американском боевике актер будет пяткой останавливать летящую в него пулю. Если удастся от этого психопата уйти живым, то само его существование ой как заинтересует определенные структуры власти. Отнюдь не государственной.

0

6

Опасное напряжение витало в воздухе между ними, играя на слабых нервах принца и подзадоривая его нажать на курок. Человек недавно готовый причинить ему вред, внезапно осёкся, насторожившись под дулом огнестрельного оружия, и ослабив захват на чужом локте. Расиелю безумно нравилась такая реакция, он чувствовал себя полноправным хозяином положения, управляющим чужой волей, собственно коим пытался быть во многом. Однако здравый смысл был присущ тому, у кого в руках сейчас находился пистолет. Кронпринц бы не стал стрелять, слишком людной была местность, не обошлось бы без привлечения нежелательного внимания случайных свидетелей, кроме того сам он предпочитал свои руки не марать о недостойных его участия, скучных обывателей, обычно по его приказу это делали другие – наёмные люди. Стало быть, это его действие было не более чем блефом с его стороны, но откуда незнакомцу было знать, на что он на самом деле способен. В конце концов, Расиель не видел других способов, как отвязаться от него без ущерба для своей королевской гордости. Порой, в зависимости от ситуации, и радикальные меры бывают хороши.

Всем своим нутром «король» ощущал превосходство над стоящим напротив человеком, и поэтому угроза брошенная азиатом в его адрес, вызвала бурю негодования у него в душе: «Да как он, простолюдин, смеет угрожать мне, будущему «королю»?!» – наряду с будоражащим кровь адреналином, пронеслось в голове принца, рефлекторно побуждая его, сильнее напрячь ладонь, сжимающую пистолет. После чего «король»  с силой, одним рывком, вырвал свою руку из ослабленной хватки, всё ещё уткнув дуло пистолета мерзавцу в бок. Негодяя, проявившего дерзость к аристократической персоне, хотелось сейчас же пристрелить. Расиель не позволит, так с собой обращаться, но затем он снова взял свои эмоции под контроль и решил трезво оценить сложившуюся ситуацию: это может быть всего лишь пустая угроза никчёмного человека, но всё же нельзя упускать возможность того, что перед ним кто-то опасный, и поэтому, чтобы избежать возможных неприятностей, его просто так отпускать нельзя. И принц решил принять необходимые предосторожности – для начала они вместе пройдут в более малолюдное место этого парка. Быстро посмотрев парковскую  брошюру, он уже знал, куда его поведёт. Сильнее нажав глушителем пистолета ему на бок, он тихо приказал незнакомцу: «Иди рядом со мной, и без глупостей!». И двинулся вперёд, немного подтолкнув японца, вынудив того следовать рядом с собой.

Вскоре добравшись до нужного места, которое находилось в дальней секции парка, за техническими постройками, и где практически никого не бывало, Расиель приступил к более детальным расспросам наглеца. Следует добавить, что деревья в этом месте были не ухожены от чего сильно разрослись придавая местности даже в яркий солнечный день вид сумрачный и тёмный, и делая саму обстановку прибывающих здесь тяжёлой и мрачной. Возможно из-за этого, а так же из-за удалённости, люди, гулявшие по парку, сюда не заглядывали.

– «И так» – начал свой расспрос  Расиель, непринуждённо облокотившись на старый, с шершавой корой, ствол большого, раскидистого дерева – «Кто же ты всё-таки такой, если смеешь так открыто угрожать «королю»?» – при этом принц вёл себя как истинный аристократ, немного кривя рот от отвращения к своему собеседнику, считая того ниже по сословию, чем он сам. Теперь Расиель стоял несколько дальше от него, скрестив руки на груди, так что направленный на оппонента револьвер был едва виден.

Отредактировано Rasiel (9 января 09:45:50)

0

7

Мафиози не стал спорить с буйно помешанным юнцом, посчитав упершееся дуло пистолета в бок достаточно весомым аргументом. Сделать шаг онемевшими от напряжения ногами оказалось не так уж просто, но мало-помалу двигаться вперед, ощущая при ходьбе как оружие то плотнее прижимается к ткани пальто, то чуть отстраняется, у Коичи выходило. Стараясь не выдать себя, Такэда краем глаза пытался найти в окружающей обстановке хоть какой-то намек на спасение. Но даже, если сейчас мимо пройдет полицейский, то ничего нужного не произойдет. Звать на помощь было глупее, чем попытаться сбежать, все равно развить скорость в полкилометра за в секунду он не в состоянии. Скорее мужчина надеялся на то, что заметит какого-нибудь старого знакомого, который попытается с ним заговорить.

В голове не кстати всплыл голос телеведущей как-то утренней передачи. Часа три назад через приоткрытую дверь ванной комнаты, смывая остатки пены для бритья, Коичи слышал о том, что тем, кто родился под созвездием Близнецов, сегодня предстоит интересная встреча.
"Мда, интереснее не придумаешь, блять..."

Через какую-то сотню метров галдеж за спиной стал куда тише, а тишина, соответственно, еще тяжелее давила на барабанные перепонки. Смятый пластиковый стаканчик с остатками несладкого кофе упал под ноги, может еще и брюки брызгами запачкал, этого уже Коичи не увидел. Не до того. Где-то в глубинах кармана пальто едва ощутимо завибрировал телефон, раздражая обостренные чувства с назойливостью садиста.

Остановился белобрысый внезапно. Такэда успел сделать еще несколько шагов вперед, перед тем, как обернулся на своего конвоира. Теперь псих стоял, прислонившись спиной к дереву, пистолет же более чем небрежно держал направленным на собеседника. Вся его поза говорила о том, что выстрелить с него станется.

Как не старался Коичи держаться невозмутимо, но, услышав вопрос, все же нервно дернул бровью. Король? Какой к черту Король? Если эта чья-то дурная шутка, то пистолет уж точно окажется в заднем проходе весельчака.
– Ваше... Высочество, – Коичи провел по пересохшим шершавым губам кончиком языка, а затем торопливо сглотнул, судорожно соображая, что тут можно вообще сказать. – Впервые встречаю в подобных местах персону голубых кровей, забыл представиться от изумления. Такэда Коичи, Кагеши.
Второе название якудзы было на слуху далеко за пределами Страны Восходящего Солнца.

0

8

Не смотря на несколько фамильярное поведение с его стороны, Расиель Каваллини внутри был предельно насторожен, как и полагается человеку держащему цель на мушке. Пистолет во власти рук безумца был готов выстрелить в ту же секунду, когда что-то пойдёт не так, и потенциальная жертва попытается выдать что-то противоречивое. В конце концов, загнанный зверь, от безысходности поддавшись отчаянью, может наброситься в самый неожиданный момент. На практике с этим суждением Каваллини был, конечно, не знаком, в его случае обречённые на смерть чаще всего начинали унижаться и молить «Короля»-тирана о пощаде. Однако, похоже, азиат был не из таких слабых звеньев, либо просто ещё не осознал плачевности своего положения, но что-то в нём было, какой-то козырь, который не позволил бы ему так жалко вести себя при таких «делах», уж больно невозмутимо он выглядел для складывающихся не в его пользу обстоятельств. Кронпринц понимал, что не стоит расслабляться на самом деле, пусть даже перед ним такой с виду заурядный человечишка, ведь редко, но внешность всё же и вправду, бывает, обманчива, и самому загнать себя в ловушку не хотелось.

Пока указательный палец его мерно потирал курок беретты, Расиель внимательно слушал, что японец ему говорит, мысленно пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь, что помогло бы ему узнать больше информации, и понять таким ли опасным на самом деле является этот человек, как он сам утверждал недавно принцу. Начало не плохое, незнакомец обращается к нему вежливо, как и положено вести себя, с аристократической персоной. Несомненно, Расиель привык к такому отношению, ведь все окружающие вели так себя с ним, а именно: слуги в фамильном замке, так называемые коллеги по бизнесу в разных сферах, не только в криминальных, всех он вынуждал пресмыкаться перед собой, и другого отношения у него к людям не было, лишь чёткая субординация – он король, а остальные – плебеи. Другое отношение было не допустимо, у него не было ни друзей, ни фаворитов, ведь из таких, приближённых людей, могут однажды получиться очень опасные враги, которые будут многое знать про тебя, такое было его мнение на этот счёт, предательства брата ему вполне хватило, чтобы разочароваться в близких людях. Должно быть жизнь с таким подходом полна одиночества, конечно же, нет, только не для кронпринца, он был вполне самодостаточной натурой, чтобы не замечать таких мелочей и заниматься делами. К тому же с ним всегда был Ольгерд, его верный дворецкий, в чьей «собачьей» преданности, проверенной временем, он не сомневался, в конце концов, по настоящему быть верным кому-то можно только один раз в жизни, и принц верил в это.

Расиель понимал, конечно, почему незнакомец, у которого нет причин уважать его, отвечает ему так деликатно, типичное поведение заложника, ну как здесь откажешь психу, когда у него в руках пистолет. Однако в тоне его чувствовалась явная оскорбительная для аристократа издёвка, но юному мафиози нравилось заставлять себя уважать, всё же он не был таким уж рафинированным мальчиком, а был достаточно хорошо ознакомлен с законами мафии, и знал в каких случаях, как лучше действовать, чтобы не упасть в грязь лицом, и на этого японца у него уже были планы. Такэде Коичи (так он представился Расиелю) показалось странным, что такая «высокопоставленная» личность, как «его высочество» делает здесь в парке Синдзюку, без сопровождения эскорта. Это действительно смотрелось странно, признаться ситуация и впрямь подвергала сомнению, его королевское величество. Но принцу действительно нечего было сказать на это замечание, ведь он не по своей воле оказался здесь, а по злосчастному стечению каких-то нереальных обстоятельств, в которых ему предстояло разобраться. Кроме того они отнюдь не дружескую беседу ведут, здесь задаёт вопросы только тот у кого есть оружие, а его оппонент лишь отвечает, так что Расиель предпочёл оставить без внимания чужое высказывание. А вот последнее, сказанное Коичи, название, вероятно, своей принадлежности к какой-то организации, «светлую» головушку всё-таки немного обескуражило. На его лице наконец-то появилось выражение заинтересованности, он сосредоточенно пригнул голову, хотя надменная ухмылка с его лица не исчезла, Расиель по-прежнему не собирался считаться со своим собеседником, только из-за одного лишь странного названия Кагеши – означало «Тени Смерти», но всё же выяснить у него, кем же являются эти, так называемые «Тени», стоило. Ведь недаром говорят, что: «Тот, кто владеет информацией – владеет миром».

– Ну, и кем являются эти Кагеши? – Мысленно, прожигая пристальным взглядом из-под чёлки, в собеседнике кровавые дыры, задал он вопрос, после усмехнувшись своим фирменным, ехидным, шипящим смехом. – Говори о них всё, что знаешь, если хочешь жить, и не смей солгать, иначе я тебя сразу убью. – Добавил «Король», в доказательство своих действий, взведя курок на снятом с предохранителя пистолете.

Отредактировано Rasiel (13 января 11:59:55)

0

9

Такэда нервно щурит глаза, в упор глядя на взявшего его в заложники сумасшедшего. Колоритно же это должно выглядеть со стороны. Словно кадр из старого фильма о мафии. По серому небу медленно ползут сырые, отяжелевшие тучи, словно раздумывающие о том, бросить горсть снега здесь или же еще немного протащить свой груз над Токио. Голые ветки деревьев черными изломанными линиями впиваются в небосвод. Дыхание природы скупое и тяжелое, она уже давно приготовилась умереть в надвигающемся холоде. Только под ногами до сих пор можно увидеть пожухлые грязно-зеленые стебли травы. Не хватает только воронья для завершения.
Идеальная ситуация для того, чтобы сделать мир на одного японца беднее. И от этого становится действительно не по себе.
– Кагеши – это Тени Смерти, – слова давались с трудом, словно камнями падая с сухих губ.
Такэда никогда не интересовался историей, чтобы у него сейчас получилось объяснить, как вышло так, что сейчас практически всё, что можно было увидеть в Японии так или иначе принадлежало этой организации. Точно он знал лишь одно: Тени накрыли этот мир задолго до его рождения. У них не было конкурентов. Потому и выбор был не велик – либо открыто присоединиться к ним, либо жить как большинство, даже не подозревая о том, что все равно принадлежишь Теням. Чего нельзя было купить, они отобрали силой. Давным давно.
– Мафия, организованная преступность. Ребята, подмявшие под себя Японию, на которых оглядывается весь остальной мир, перед тем, как чихнуть.
Они были вторым воздухом, пропитавшим собою этот мир. Незаметным в большинстве своем, но таким же естественным. Откуда бы не явился этот парнишка и что бы о себе не воображал, стыдно было не знать о таких очевидных и жизненно важных вещах.
– В их руках сосредоточены огромные финансовые средства, контрольные пакеты акций крупнейших предприятий, ни одно важное решение наверху не принимается без их согласия.
Коичи был самым обыкновенным муравьем в этой структуре, который пашет не смея поднять головы, чтобы увидеть тех, кто заправлять этой Империей Зла. Потому ни имен, ни особых секретов он выдать не мог. Просто не знал.
Карие глаза напряженно впились взглядом в острые черты лица напротив себя. Сухой щелчок, от которого сердце практически остановилось, был весомым аргументом говорить правду.
В тишине повис немой вопрос, о чем еще хотелось бы узнать Человеку Со Смертью В Руке.

Отредактировано Maschera (21 января 02:40:18)

0

10

Поздняя осень в Токио всегда была особенно мрачным временем года, но для двух людей, находящихся в отдалённой секции парка Синдзюку, в данный момент, она была ещё более тяжёлой и неприятной. Некоторые листья, уже сменившие свой окрас, всё ещё находились на ветвях деревьев, но большинство же из них, покрывали собой землю, словно белый саван – мертвеца. Погода оставалась всё такой же угрюмой, лицо же кронпринца было абсолютно бездушно, и не выражало более никаких эмоций. Для Расиеля, вообще, все люди, кроме него самого, были словно насекомые, и ему было совсем не жаль уничтожить одного, либо нескольких из них, и поэтому его рука, с каменной твёрдостью, и решимостью, сжимала, уже взведённый пистолет. Он был готов, в любую минуту оборвать, нить чужой жизни.

Каваллини, обдумывал те факты, которые, ему, только что изложил Такэда Коичи, и не мог никак поверить в то, что тот, ему рассказал. «Прошло всего каких-то десять лет» – думал принц – «Как мог мир, который я вроде бы неплохо знал, так измениться?» – всё это не укладывалось у него в голове, и лёгкое волнение, и беспокойство, начало уже, овладевать им. «Ведь я же знал почти все мафиозные кланы в разных странах мира, как все они могли уступить свои права и власть каким-то Кагеши, за такой короткий промежуток времени?».

Расиель понемногу успокоился. Из слов сказанных своим оппонентом, он понял кое-что важное – что Такэда Коичи, принадлежит к той самой могущественной преступной группировки – Кагеши – Тени смерти, и поэтому оставлять его в живых, было бы крайне опасно, ведь он может рассказать об обидчике, другим членам этого мафиозного клана, и тогда у Расиеля будут неприятности, а это ему совсем не нужно.

Этот новый мир, в который попал Джилл, был совсем не таким, к которому он привык – здесь ему приходится делать всё самому, и похоже расправиться с врагом (а ведь именно им теперь считал Расиель, этого плешивого японца, узнав, что тот из могущественной преступной «семьи», чьи сети, якобы, раскинуты по всему миру) тоже придётся без посторонней помощи. Благо обращаться с оружием, он умел не плохо.

Пора уже было действовать, и Расиель перешёл к реализации задуманного. Листва под ногами тревожно зашуршала, и принц приблизился вплотную к Коичи, так что пистолет, снова уткнулся тому в рёбра, своим глушителем. Наглая ухмылка вновь появилась на дотоле бездушной физиономии кронпринца. Джилл тихонечко прошептал на ухо японцу: «Ты свободен, можешь идти» – всё ещё продолжая, непонятно чему скалиться, и дождавшись когда тот отвернулся, и намеренно быстро зашагал от него прочь, вытянул вперёд руку, пред этим предусмотрительно осмотревшись, нет ли кого по близости, хорошенько прицелился и одним метким выстрелом, разнёс ему череп. Выстрел 38-го калибра должен был раздаться оглушительным эхом в странной парковской тишине, но благодаря глушителю, он оказался не громче шелеста опавшей листвы, лежащей на земле. Тело убитого им человека рухнуло на землю, подобно осенним листьям, опадающим с веток деревьев.

Расиель решил осмотреть карманы Такэды. Подойдя ближе, он увидел большую лужу крови, которая, несомненно, вытекла из размозжённой головы Коичи, и лицезрев всю ужасную картину происшедшего, он почувствовал надвигающуюся тошноту в желудке. Раньше принц никогда сам не делал так называемую «грязную» работу, за него это всегда выполняли наёмники, и поэтому реалистичность всего этого была для него впервые, и повергла его в небольшой шок. Справившись с собой и подавив желудочные спазмы, он склонился над трупом. Надо отметить, что не смотря на то, что ему было крайне противно всё это делать, он решил осмотреть его карманы, по одной простой причине – надеялся узнать из личных документов и вещей этой шестёрки Кагеши, что-нибудь важное, и ценное для себя. Руками в белых перчатках, он стал обшаривать карманы пальто убитого, при этом найдя: бумажник (хотя деньги ему от такого типа были не нужны), сотовый телефон с несколькими номерами неизвестных ему азиатов – это он тоже решил не брать, поскольку боялся, что его могут выследить, и не большой ежедневник размером шесть на девять сантиметров в твёрдой глянцевой обложке, все листы которого были испещрены телефонами и даже координатами мест проживания каких-то людей, вероятно знакомых Коичи – «Это мне пригодится», так решил Расиель. Также на глаза ему попалась одна необычная металлическая эмблема, которая сразу же, чем-то понравилась, и он решил её оставить себе, хотя и не знал, что, именно, за символ на ней изображён. Всё остальное, что кронпринц нашёл в его карманах: всякие ключи, брелоки и безделушки, он посчитал мусором, и даже не стал это рассматривать.

Закончив свой импровизированный обыск, Расиель решил как можно скорее уйти отсюда, и это ему удалось благополучно осуществить, покинув незаметно место своего преступления – парк Синдзюку, в одной из дальних секций которого, остался лежать его недруг, чью жизнь, он так жестоко отобрал.

––> Неизвестно.

0


Вы здесь » KHR: [Other]Wise » ⌊Giappone⌉ » 1.25. Парк Синдзюку, 23 ноября 2011 [10:40]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC